Почему ребенок так себя ведет: тюменский нейропсихолог рассказал об извечных родительских вопросах

Почему ребенок не такой, как все, — этим вопросом задается каждая вторая мама

Он постоянно заливается без причины. Почему он до сих пор не заговорил. Он не хочет учиться… Вопросом, почему мой ребенок не такой, как все, задается каждая вторая мама. Одни мирятся, другие ищут того, кто сможет объяснить: что происходит.

Самый очевидный вариант – пойти к неврологу, он пропишет чаду уколы, физио и успокоительное «Зайчонок». И вот наступит долгожданная гармония. Но выход ли? Никому не хочется пичкать таблетками своего собственного до дрожи любимого ребенка. И вот тогда мамы начинают отчаянно искать выход. В кабинете психолога, психотерапевта, логопеда, остеопата, манульщика или нейропсихолога – самого не раскрученного специалиста из этой цепочки. Что такое нейропсихология, кому она может помочь, расскажет врач-невролог, нейропсихолог, генеральный директор Тюменского Центра детской нейропсихологии и нейрореабилитации патологии речи «Нейротори» Виктория Габышева.

Виктория Анатольевна, первым делом, что такое нейропсихология?

Это научное направление, лежащее на стыке психологии и нейронауки. Цель которой – понять связь структуры и функционирования головного мозга с психическими процессами и поведением.

Нейропсихология позволяет понять, почему у ребенка есть то или иное отклонение. Расскажу на примере. Когда к нам приходит ребенок с дислексией, то мы сначала спрашиваем маму, как проходила беременность, роды: киста, спаечный процесс, анестезия, кесарево. Узнаем подробности взаимоотношений в семье, расспрашиваем, когда ребенок стал держать головку, сосал ли он грудное молоко и т.д. Повлиять на тот или иной дефект может все, что угодно. Задача нейропсихолога – правильно установить причинно-следственные связи. С чем связана дислексия? Может проблема в семье. А может это родовая травма виновата. Скажу более, я уже в два месяца вижу, что у ребенка будут проблемы с речью, чтением или в целом с обучением.

Как вы пришли в нейропсихологию?

Когда у меня родился второй ребенок, ему поставили порок сердца. Дали три месяца жизни. Но вот сейчас ему 13, он красивый синеглазый парень.

В два месяца сына прооперировали. Мы тогда жили в Нижневартовске, у меня двое детей, я, конечно, в отпуске по уходу. Вела выборочно прием как невролог. Смотря на старшего сына – у него были признаки одаренности – стала погружаться в тему развития способностей у детей. Так появился детский развивающий центр «Крошка.ру». Тогда центр быстро обрел популярность, мы освоили все самые известные развивающие программы, а я получила второе образование – детского психолога. Но, когда младшему исполнилось пять лет все изменилось. Однажды мы поехали в сургутский кардиоцентр на обследование. Оттуда нас уже не выпустили. Врачи сказали, нужна экстренная операция на сердце. Так начался наш ад, который итоге и привел меня в нейропсихологию.

Расскажите подробнее.

Оперироваться поехали в Москву. Предполагалось, что едем на две недели, но провели там четыре месяца. Вадиму сделали две полостных операции, была грубая врачебная ошибка. Да еще кардиохирург уже после операции сказал, что она и не нужна была. Ребенок и без вмешательства бы прекрасно жил. В итоге домой из Москвы я привезла 11-киллограмового человечка, который буквально не умел ничего. Я – врач не могла понять, что происходит. Ведь еще четыре месяца назад мой сын умел ходить, читать, писать, считать, знал множество стихов, в общем развивался по возрасту. Оказалось, это последствия наркоза.

Что делать и можно ли вообще вернуть ребенка на прежний уровень развития – вопросов было много. Московские коллеги посоветовали прочитать труды нейропсихологов. Так я начала погружаться в эту дисциплину. Вместе с сыном мы уехали в Москву и там под руководством известного специалиста Жанны Марковны Глозман буквально по крупицам за 9 месяцев восстанавливали все структуры головного мозга моего Вадима. Я наглядно увидела, что такое нейропсихология, как структура мозга управляет всеми процессами в организме. Реабилитационный процесс занял много времени, но результаты поражали – сын выздоравливал. И тогда меня интересовал только один вопрос – почему этой информацией не владеют все родители?

А как появился центр «Нейротори»?

После операции встал вопрос о переезде, нужно было жить в городе, где есть грамотная кардиопомощь. Выбрали Тюмень. Вадим пошел в школу, и я с ним – первые полгода работала школьным психологом. Востребованность, как специалиста–нейропсихолога, росла, пришло время открывать свою практику. Сначала появился просто кабинет приема, который потом перерос в центр нейропсихологии «Нейротори».

А кто основные пациенты Центра?

Наш центр направлен на детей с речевыми задержками начиная с двух месяцев, диагностику могут проходить, как дети с большими отклонениями в развитии, так и с минимальными. Это дети с трудностями в психическом и физическом развитии, задержкой речи, патологиями речи, синдромом дефицита внимания, навязчивыми движениями, инвалиды, страдающие аутизмом, ДЦП, синдромом Дауна.

А с помощью каких методик достигается результат?

В центре «Нейротори» используются все современные методики. Это и кинезиология, мозжечковая стимуляция, лого-систем, АВВА-терапия – их много. Так, мы единственный реабилитационный центр на территории УрФО, имеющий в своем арсенале аппарат биоакустической коррекции детей и взрослых «СИХНО–С». Подробнее о всех можно прочитать на нашем сайте.*

Расскажите о вашем авторском методе. На кого он рассчитан?

Метод называется «телесный интеллект» – это программа комплексного восстановления детей разного возраста, начиная с двух месяцев. Цель – восстановить структуры головного мозга без применения медикаментозной терапии. Программа рассчитана на детей с серьезными заболеваниями – ДЦП, аутизм. И в принципе на всех, у кого есть какие-либо отклонения. Это система телесно-ориентированных, психологических упражнений, направленных на формирование у ребенка пропреорицептивной системы здорового восприятия себя и окружающего мира.

То есть, в центре не используется медикаментозное лечение?

Сейчас, наконец, неврологи стали признавать, что медикаментозное лечение назначается всем повсеместно, только потому, что это дешево. Лечить без таблеток – дороже и трудозатратно. Массаж, телесные практики, гирудотерапия – это все требует средств. И родители, сами не отдавая себе отчета, выбирают первый вариант, становясь рабами фармкомпаний.

В чем вы видите свою миссию?

Спустя годы, цель все та же – показать родителям, что есть альтернатива. Без таблеток, без уколов. Что восстановить можно практически любого ребенка, опираясь на ресурсы организма. Главное правильно и вовремя диагностировать первопричину отклонения. Если ваш ребенок не говорит в два года, не уповайте на народную мудрость, мол, в пять лет все начинают говорить. Ищите специалистов, действуете. Ведь проблема не в конкретно взятой задержке речи, в комплексе проблем может быть гораздо больше, которые рано или поздно дадут о себе знать.

Помощь нейропсихолога нужна, если Ваш ребенок:

• гиперактивен или излишне медлителен,

• не может сосредоточиться на выполняемом задании, рассеян,

• с трудом запоминает стихи, песни,

• • пишет «зеркально»,

• больше года занимается у логопеда,

• не может себя контролировать, импульсивен,

• с трудом обучается чтению, письму, счетным операциям,

• не выделяет существенные признаки предмета (цвет, форма, величина, назначение),

• знает правила правописания, но делает «глупые» ошибки в тетрадях по русскому языку,

• отстает по «технике чтения», не в ладу с математикой,

• не хочет учить уроки и вообще ходить в школу,

• испытывает трудности в общении с детским коллективом и т.д.

 

Автор статьи: ВЕРОНИКА НИКОЛАЕВА
Статья на статью: https://www.tumen.kp.ru/daily/26742/3774117/